Только свежие продукты: Что пришлось вырезать из «Полного расколбаса». Лаваш полный расколбас


описание, содержание, интересные факты и многое другое о мультфильме

В супермаркете Shopwell начинается новый день, открываются двери, за которыми уже стоят первые покупатели. Продукты в магазине живут своей жизнью, каждое утро они встречают песней о «лучшем из миров», куда их забирают «боги» (люди), и где их ждет счастливая судьба.

Пачка сосисок и упаковка булочек оказываются на полке рядом друг с другом на распродаже перед праздником 4-го июля. Сосиска Фрэнк ждет не дождется, когда, наконец, булочка Бренда станет его подругой. Он делится своими мечтами с приятелями Карлом и Барри. Барри – самая маленькая сосиска в пачке, над ним насмехаются Трой и его приятели. Все сосиски и булочки думают, что им суждено быть вместе в загробном мире. Сейчас Фрэнк и Бренда могут только коснуться друг друга кончиками пальцев, высунув их из упаковки. Сотрудника магазина Даррена называют Темный Лорд, он безжалостно выбрасывает все просроченные продукты, несмотря на то, что те умоляют о пощаде, настаивая на том, что они все еще хороши.

Позже в тот же день один из покупателей возвращает в магазин банку медовой горчицы, взятой им по ошибке. Горчичкин дрожит от страха и, кажется, он получил серьезную психологическую травму, он даже боится говорить о том, что он только что видел. В это время покупательница по имени Камилла кладет в свою корзину сосиски и булочки, а затем и перепуганного Горчичкина. Вся еда ликует, радуется своей избранности, только Горчичкин встает и говорит остальным продуктам, что все их представления о богах и загробном мире – куча дерьма. Он сообщает, что на самом деле боги обрекают их на неописуемые ужасы. Не желая возвращаться, Горчичкин готовится выпрыгнуть из корзины. Фрэнк вылезает из пачки и бежит ловить его, Брэнда тоже покидает упаковку, чтобы спасти Фрэнка. Прежде чем упасть и разбиться в дребезги, Горчичкин говорит Фрэнку найти Огненную Воду, чтобы узнать всю правду. Тележка еще одной покупательницы сталкивается с тележкой Камиллы. В результате аварии несколько других продуктов тоже падают на пол и повреждаются. С лица банана слезает кожура, молоко разлито, чипсы в пакете крошатся, из пачки лапши лезут наружу кишки.

Фрэнк и Бренда пытаются спастись из этого хаоса, но магазин закрылся, и они лишились своей упаковки. Рядом с ними среди выпавших покупок оказывается также клизма. Клизмач бесится, что его наконечник погнулся, и поэтому он теперь не сможет выполнить свое предназначение, а он так хотел, чтобы женщина его поскорее использовала. Клизмач пытается догнать Фрэнка и Бренду, но Даррен сметает его в мусор.

Клизмач выбирается из мусорного бака, у него в боку трещина, значит, он будет еще и протекать. Он плачет, поскольку никогда больше не сможет совершить то, для чего был сделан. Затем Клизмач обнаруживает порванную коробку виноградного сока, сок умоляет о помощи. Но у Клизмача зреет план мести Фрэнку и Бренде, которые виноваты во всех его несчастьях. Клизмач приникает к дырке в промежности коробки и высасывает из нее весь сок. Трещину в боку он латает стикером с упаковки трупа. Он вновь полон сил, чтобы мстить.

Фрэнк и Бренда хотят вернуться к своим полкам. К ним присоединяется арабский Лаваш и еврейский бейгл по имени Сэм. Эти двое ненавидят друг друга, так как их пищевые группы постоянно враждуют. Вчетвером они выясняют, что длинные проходы супермаркета образуют целый город. Фрэнк обнаруживает пятна ликера в проходе и решает искать Огненную Воду. В отделе спиртного царит атмосфера разнузданного веселья. Фрэнк видит вход в пещеру Огненной Воды, оставляет Бренду с Лавашом и Сэмми, а сам входит внутрь. Огненная Вода и его приятели сидят у костра. Фрэнк спрашивает, правду ли говорил Горчичкин. Огненная Вода объясняет, что как только продукты попадают за дверь, боги убивают их. Поскольку теперь Фрэнк слишком много знает, Огненная Вода заставляет его засунуть голову в мешок, а сам собирается убить его. Фрэнк слышит, как об этом говорит один из присутствующих в пещере.

Бренда обеспокоена долгим отсутствием Фрэнка. Текила говорит, что знает, где его искать. Он ведет Бренду, Лаваша и Сэма в бар мексиканского продуктового отдела. Лесбиянка Тереза Дель Тако влюбляется в Бренду с первого взгляда. Она предупреждает булочку, что их троих заманили в ловушку. Тереза помогает троице спрятаться, когда в бар заявляется Клизмач. Тот в ярости убивает Текилу и, всосав себя порцию крепкого напитка, становится еще более агрессивным. Тереза ведет Бренду, Лаваша и Сэма через секретный проход, которым пользовались мексиканские продукты, чтобы попасть в более престижные ряды магазина.

В пещере Фрэнк раскуривает вместе со своими новыми знакомыми трубку с травой. Продукты с неограниченным сроком годности считают себя бессмертными. Огненная Вода признается Фрэнку, что бессмертные узнали о жуткой сущности богов задолго до остальных обитателей магазина. Они специально выдумали миф о лучшем из миров, чтобы очередная партия продуктов покидала супермаркет с радостью. Бессмертные даже сочинили песню, но потом другие продукты стали перепевать ее каждый по-своему. Фрэнк решает, что он должен предупредить всех обитателей супермаркета о том, что их на самом деле ждет. Огненная Вода советует ему идти вперед по темному проходу до Ледяной горы, там он найдет доказательства тому, что происходит.

Попавшие в дом Камиллы продукты находятся в предвкушении райских наслаждений. Женщина берет картофелину и несет ее к мойке, продукты восторженно приветствуют счастливчика. Внезапно Камилла начинает счищать с картофелины кожицу и бросает ее в кипяток, все приходят в ужас. Начинается кошмар. Помидор рассечен пополам, сыр натирается на терке и вместе с начос помещается в микроволновку, бекон в муках корчится на раскаленной сковородке. Пара меленьких морковок пытается сбежать, но хищная великанша ловит их и пожирает. Карл и Барри хотят сбежать, им удается добраться до окна, там они замирают, не решаясь спрыгнуть с большой высоты. Промедление становится роковым для Карла, он рассечен пополам острым ножом. Барри совершает отчаянный прыжок в кусты, растущие под окном.

Бренда, Тереза, Лаваш и Сэмми идут по темному проходу, находящемуся за полками. Бренда рассуждает о том, что все происходящее с ней – наказание богов за неподобающее поведение. Внезапно на них нападает Клизмач. Он пытается убить Бренду, но та срывает стикер на его боку, путешественники успевают пробраться сквозь узкий проход на другую сторону. Клизмач, застрявший в тесном проходе, осыпает их проклятьями.

Барри попадает на улицу. Там ему открываются все «прелести» трущобной жизни. Тут и кусок дерьма с застрявшими в нем кукурузными зернами-зомби, и использованный презерватив, жалующийся на свою участь. Появляется наркоман. Он покупает у пушера порцию нового зелья – это соль для ванн. В руке наркоша держит пакет с логотипом магазина, откуда родом Барри. Сосисон предполагает, что человек может в конечном итоге привести его домой, цепляется за шнурок наркомана и в конечном итоге попадает к нему домой.

Фрэнк находит своих товарищей. Он говорит им, что можно найти доказательства истинной сущности богов, нужно только пойти с ним. Бренда требует от друга прекратить антибожественную пропаганду. Происходит ссора, Бренда говорит, что отдастся хоть тюбику с зубной пастой, хоть даже баклажану, только не Фрэнку. Фрэнк заявляет, что баклажан не влезет в булочку, они снова расстаются. Бренда, Тереза, Лаваш и Сэмми, наконец, добираются до родных полок. Тереза признается булочке, что она в нее влюблена. Бренда соглашается, что такой способ любви стоило бы испробовать, но она не собирается снова настраивать против себя богов. Булочка прощается с подругой и, утирая слезу, идет к своей полке. Там она втискивается в упаковку, измяв при этом одну из булочек. Лаваш и Сэмми тоже расстаются самым дружественным образом. Они выясняют, что у них есть общий друг – Хумус.

В доме наркомана царит страшный беспорядок. На столе – остатки продуктов. Наркоша вкалывает себе дозу, и его уносит. Барри пытается пробраться в сумку, но его замечает хозяин квартиры. Под воздействием наркотика он начинает видеть продукты живыми, с ручками и ножками, теперь он может понимать их речь. Огрызки продуктов, рулон туалетной бумаги жалуются ему на свою судьбу. Наркоша приходит в ужас. Он согласен выполнить просьбу Барри и доставить его обратно в магазин. И тут же отрубается. Барри знакомится с жевательной резинкой по имени Жвач, сидящей в инвалидном кресле в позе Стивена Хокинга. Это самое умное существо в мире, поскольку оно много лет провело приклеенным к столу гениального ученого. Жвач по карте показывает, где находится ближайший магазин родной для Барри сети. На автомобиле дотуда можно добраться за десять минут.

Фрэнк добирается до своей цели. В темном помещении он обнаруживает иллюстрированную кулинарную книгу. Он начинает перелистывать ее страницы и приходит в ужас от увиденного. Сосисон вырывает страничку с картинкой, на которой голодная богиня пожирает бургер. Это станет доказательством истинной сущности богов.

Наркоша выходит из оцепенения. Он уже утратил способность видеть продукты живыми существами. Значит, их можно есть. Он кидает в рот чипсы. Хватает Барри и несет его к кастрюле с закипающей водой.

Утро, магазин с минуты на минуту будет открыт. Фрэнк на экране демонстрирует обитателям магазинных полок вырванную страничку. Кое-кто приходит в ужас, но в конечном итоге преобладает трусливая позиция: лучше верить в оптимистическую версию устройства вселенной, чем довериться ужасной правде. Тем более, что поделать все равно ничего нельзя. Фрэнк расстроен. Магазин отрывается. Одним из посетителей оказывается Барри. Он говорит Фрэнку, что дело продуктов вовсе не безнадежно. Боги, оказывается, смертны. В доказательство своей правоты он демонстрирует другу голову наркоши. Барри не только удалось избегнуть смерти в кипятке, он смог уничтожить своего врага. Голову ему отсек упавший со стены топор. Потом продукты под руководством Жвача на автомобиле добрались до магазина.

Фрэнк видит, как упаковку с булочками, куда вселилась Бренда, поместила в свою корзину покупательница. Он спешит на помощь подруге. Та пытается выбраться из упаковки, но соседки ее не выпускают. Тем временем Барри организует продукты питания на смертный бой. Восставшие изготавливают луки и стрелы (из зубочисток), пропитывают их раствором соли для ванн и стреляют в людей. Начинается битва. Покупательница булочек уже находится вблизи дверей, но Фрэнку удается их заблокировать. Женщина падает, хватает Фрэнка, но выбравшаяся из упаковки Бренда с воплем «Это мой парень» смачно бьет богиню по физиономии и спасает отважного сосисона.

В сражение вмешивается Клизмач. Он проникает в штаны Черного Лорда. Но продукты под руководством мудрейшего Жвача осуществляют запуск Черного Лорда в небо прямо сквозь стеклянную крышу магазина. Получается замечательный фейерверк аккурат в День Независимости.

Продукты победили. Бессмертные продукты рассказывают своим скоропортящимся товарищам о том, как и для чего была создана легенда о добрых богах. На радостях продукты, понимая, что боги их теперь ни за что наказывать не будут, устраивают веселую сексуальную оргию. Булочки совокупляются с сосисками, Лаваш с Сэмми. Потом приходит черед более сложных и продвинутых комбинаций. Все остаются довольными.

Жвач демонстрирует друзьям созданный им портал, который ведет в мир, на основе мыслей и идей обитателей которого была создана вселенная мыслящих продуктов. Он включает этот агрегат, Фрэнк и его друзья отправляются к новым приключениям в новый лучший из миров.

www.ivi.ru

Что пришлось вырезать из «Полного расколбаса» — REDRUMERS

Откровенное насилие, жесткий секс, пошлый юмор, сосиски, честное высказывание о современном обществе: в новом фильме Сета Рогена и Эвана Голдберга есть все, что так любит зритель. Но, чтобы картина все-таки увидела свет, кинематографистам кое от чего пришлось отказаться.

«Это как если бы у всех в Pixar был сифилис», — написал о «Полном расколбасе» Дэвин Фарачи. Безбашенный анимационный фильм про еду и прочие бытовые предметы, которые страдают от рук кровожадных людей, переворачивает знакомую историю про ожившие вещи с ног на голову. И если с игрушками все понятно, то простому итальянскому помидору совсем не сладко: его могут расчленить, сварить живьем или сожрать целиком, пока помидор не потеряет сознание от боли. О луке лучше лишний раз даже не думать.

sausage-party-dom-spfp-105_rgb

Сет Роген и Эван Голдберг написали сценарий будущего фильма на съемках «Жизнь прекрасна» с Джозефом Гордоном-Левиттом. Это было в далеком 2011 году, и долгое время ни одна студия не хотел браться за рискованный проект. Лишь в 2013 году, когда Меган Эллисон создала компанию Annapurna Pictures, у «Расколбаса» появился шанс: картине выделили скромный бюджет в 19 миллионов и отправили с Богом.

Небольшой бюджет развязал Рогену и Голдбергу руки: студия практически не вмешивалась в творческий процесс, предоставив им свободу деятельности. Кинематографисты могли делать все, что пожелают, вплоть до массовой пищевой оргии, хотя, при всем желании, на 19 миллионов при создании мультфильма особенно не разгуляешься. И, чтобы картина не провалилась в прокате, Рогену и Голдбергу пришлось вырезать несколько особенно рискованных сцен.

Вот некоторые из них:

  • Сцена, где злодейская Клизма (Ник Кролл) в прямом смысле засунул палец в задницу крысы, определенно не нашла отклика у публики во время тест-просмотров. Простого анального проникновения в грызуна показалось мало, и Клизма кладет перепачканный палец в рот лаваша по имени Карим Абдул Лаваш (Дэвид Крамхолц). Реакция зрителей, по словам Голдберга, была ужасной, и крысу убрали.
  • Лаваш стал героем еще одной удаленной сцены. Изначально карикатура на мусульманина жертвовала собой, во имя общего блага, запрыгнув в горло раввина. И поскольку в данном ситуации очень сложно не спародировать «Чужого», то Лаваш вырывается из груди жертвы, словно новорожденный ксеноморф. Шутка получилась настолько рискованной, что даже Саше Барону Коэну, человеку привыкшему расширят рамки комедии, стало не по себе. «Мы достигли новой цели в жизни: заставили Сашу Барона Коэна почувствовать себя неловко, — заметил Голдберг. – Лучше не бывает».
  • Момент из финала фильма хорошо дает понять, насколько криво устроена MPAA (Американская ассоциация кинокомпаний), которая занимается рейтингами картин. Сейчас у «Полного расколбаса» рейтинг R, но сначала фильму присвоили строгий NC-17, который, фактически, подписывал проекту смертный приговор. Что же так расстроило ценителей прекрасного? «В финале, во время оргии, там есть пита и зритель видит его яйца, с волосами, — рассказал Роген. – Нас попросили, чтобы мы убрали волосы с мошонки. Так что пришлось в цифре побрить яйца». Остальное, надо понимать, их особенно не тревожило, но вот лобковые волосы – откровенный перебор.

418584

«Полный расколбас» выходит в России 8 сентября.

via BuzzFeed

Мы в Facebook: https://www.facebook.com/redrumersМы Вконтакте: https://vk.com/redrumersМы в Twitter: https://twitter.com/theredrumers

I like. I tweet. I share again!

Понравилось это:

Нравится Загрузка...

Похожее

redrumers.com

Причины, почему не надо смотреть "Полный расколбас" : kot_de_azur

Знакомые давно уже сходили на мультфильм с ребенком, и мягко говоря, обалдели от происходящего на экране. Я тоже просмотрел и не думал, что такой бред может ещё кто-то создать. Ни в коем случае не водите на это впечатлительных женщин и детей. Это недетский мультфильм.

................................................................................................................................................................................................................................................

Хотя начинается довольно мило. В России его показ перенесли на 8 сентября. Поэтому журналисты молчат в тряпочку, а я напишу. По мне, так его лучше проигнорировать. Обещание хранить молчание до релиза, никому не давал.

Сюжет, рассказываю:

В супермаркете живут продукты, которые хотят попасть в "вечное", наподобие рая. Продукты здесь наделены человеческими качествами. У них есть ноги, руки, глаза и рот. Он болтают и переживают, словно разумные существа. Люди покупающие продукты, по их мнению, боги. Которые даруют им сладкую жизнь, после покупки. Но те, кто вернулся из "вечного" рассказывают жуткие вещи. Например горчицу вернули, т.к. взяли не ту. А она все увидела, что происходило на кухне. Оказывается, люди их едят! Вот это поворот!

И это еще не все, так же как у людей, продуктам не чужды сексуальные забавы. Да да. Они занимаются сексом на экране. В конце концов, все заканчивается дикой оргией. И если в начале нам все преподносится как история любви сосиски и булочки, пытающихся выжить, то дальше это просто какая-то оргия.

Сполеры, разбивающие сладкое ожидание от просмотра об реальность в этом кино. Дальше хуже.

Люди покупают продукты.

Продукты, например сосиски-мужчины общаются с булочками-женщинами. Они рассказывают им о своих сексуальны фантазиях и что будут делать с ними, после того как выйдут из упаковки.

Момент, как продукты попадают к людям. Они радуются, их жизнь теперь наладится.

Но как же они ошибаются.

И рвут, крошат, режут. Не как еду, а как людей в ужастиках.

Причины не смотреть :

1. Слишком много насилия, в достаточно извращенной форме. Продукты похожи на людей, значит они должны реагировать на все как люди. Их режут и они визжат от боли. В фильме есть эпизод, где убивают человека и бросают его голову в супермаркете. Причем все это сопровождается шуточками. Людей здесь буду убивать, это факт. Продукты объявили им войну.

Все в шоке от происходящего. Никто не ожидал, что рай окажется адом.

Каждую сцену насилия, авторы смакуют в кадре.

Ну да они же мультяшки, скажите вы. Но я еще нигде не видел, чтобы так извращенно хохотали над смертью.

Помидор молит о пощаде, его рубят. Капусту с глазами рвут, как чью-то голову.

2. Наркотики. Как я не люблю наркоманов, вам не передать. Здесь есть сцены с наркотическими веществами, которые способны якобы открыть второе измерении.

Мол, уколись или выкури - и ты увидишь мир по-другому.

3. Секс и извращения. В действительности ничто человеческое им не чуждо, как я уже говорил. Как вам девственница булочка, геи бублик-еврей и лаваш-мусульманин и лесбиянка булочка тако?

В конце фильма там будет такая оргия, что текущая секс индустрия курит в сторонке.

Продукты решат одурманить людей с помощью наркотиков.

И тогда те они осознают, что они едят. Вернее кого.

Далее происходит бунт вещей и продуктов против злых людей. Война с жертвами.

Пицца жалуется, что человек откусил её ноги!

Однозначно, мультфильм для взрослых с кучей матерных диалогов и развратных сцен. И его еще пустили в российский прокат? Можете посмотреть трейлер:

Пусть бы этот треш сварился бы у себя, в своем бульоне. И рейтинг ему влепить 21+ Запрещать конечно никто ничего не будет, но каждый выбирает что ему смотреть. Полное уг или смешной мультфильм. Лучше сходить на «Тайную жизнь домашних животных».

kot-de-azur.livejournal.com

Обзор мультфильма «Полный расколбас» - Рецензия, отзыв

Ну-ка, сможете ли вы сходу назвать парочку полнометражных анимационных фильмов с рейтингом «только для взрослых». И, нет, хентай не в счет. Так, вот, такие мультфильмы существуют, однако почти ни один не может похвастаться своим размахом. Положение призван исправить «Полный расколбас».

Начало мультфильма не сразу выдает настоящее положение дел, встречая зрителя задорной песней живых продуктов. Они, стоя на витрине в супермаркете, с нетерпением ожидают, когда люди-боги заберут их к себе домой. И о том же мечтают и наши герои: три сосиски, булочка для хот-дога, лаваш и бублик. Но покой внезапно нарушает горчица, которая повидала настоящий мир людей, и он ввел его в ужас.

Несколько героев, которые оказываются выброшенными несчастным случаем из тележки с продуктами, естественно, не верят в это, и решают поскорее вернуться на свое место, чтобы еще раз попробовать оказаться в «лучшем мире». Однако сосиска Фрэнк решает разобраться, что же такое происходит за стеклянными дверьми магазина.

И, пока ожившая еда совершает опасное приключение по преодолению огромной площади супермаркета, две сосиски наблюдают воочию всю людскую жестокость. Оказывается, человечество не собирается мирно сосуществовать с продуктами — они их убивают и едят. При виде этого безумства наши сосисоны решают дать деру обратно домой. Ну, и не обошлось без сумасшедшего злодея, который на все готов ради мести.

Постоянная смена места действия пошло на пользу динамике картины. «Полный расколбас» не наскучивает, и даже в рамках одного супермаркета декорации стремительно меняются. Что самое интересное, каждый раздел магазина — это отдельный самобытный район со своими менталитетом: вот тут у нас латиносы, которые тайными путями преодолевают границу, а здесь — отдел со спиртным, в котором веселье не прекращается ни на минуту.

Мульт под завязку набит шутками на любой вкус. Авторы, среди которых комедийный мастодонт Сет Роген, не стесняются шутить про половые органы, геев, музыку и фильмы. Юмор в картине своеобразный. Когда на экране появляется аналог Стивена Хоккинга в виде жеванной жвачки — это смешно, однако очередная пошлая шутка про вагину кажется уже не к месту.

Да, свой возрастной рейтинг мультфильм оправдывает. Здесь есть такая жесть, которую даже не ожидаешь. Но вот русский перевод немного портит впечатление. Всевозможные выражение со словом «fuck» всячески смягчают до «офигеть» и «херотень», не пытаясь как-нибудь выкрутиться. В этом плане русскоязычный вариант явно не дотягивает до «Дэдпула». Поэтому мультик лучше смотреть в оригинале или в «Гоблине».

Стоит отметить, что героев озвучивали популярные видеоблоггеры: Сыендук, Bad Comedian и Макс +100500.

В плане анимации, даже учитывая небольшой бюджет в $25 млн, получилось сделать достойную картинку. Еда выглядит сочно, а окружение реалистично. Ну, и музыкальный ряд вполне неплох, особенно оригинальная песня, написанная специально для картины.

Сможет ли «Полный расколбас» задать новую моду на взрослые картины в детской обертке? Вряд ли. Уж слишком это смелый эксперимент, на который не многие студии способны выделить приличные деньги. Однако данный мультик точно заслуживает вашего внимания. Он интересен не только за отсутствие цензуры, картина действительно оригинальна, хоть и не лишена моментов, во время которых рука тянется к лицу.

Во время просмотра может возникнуть вопрос: почему некоторые предметы, например, туалетная бумага, живая, а некоторые — нет. Отбросьте этот и другие логические вопросы, потому что концовка все объясняет.

В кино с 8 сентября 2016

pluggedin.ru

Потухший костер — фанфик по фэндому «Полный расколбас»

      Сэмми уже который день чувствовал себя крайне отвратительно. Дело даже не в состоянии здоровья (хотя, может, и в нем; Бэгел на это очень надеялся). Сегодня солнце по-особенному пекло, поэтому небольшая группа потерянных Богами двигалась в тени. Миновав базар, они нашли тихое место у подножья скал, где мирно протекал горный ручей, и решили сделать привал. Бренда, пышная и хамоватая дамочка-блондинка, осторожно пристроилась на плоском широком камне, сняв туфли, от которых уже болели ноги. Мексиканка Тереза примостилась рядом, со странным трепетом глядя в голубые глаза приятельницы. Девушки начали о чем-то негромко, но деловито ворковать, и Сэмми, уже решивший устроиться возле них и поболтать, понял, что его компании будут не очень рады. От небольшой шапки волосы взмокли, и он снял ее, разворошив шевелюру на затылке. Бэгел сдвинулся так, чтобы отойти от своих недалеко, и нашел себе тихое местечко у ручья. Сняв перчатки, он черпнул воды и плеснул в лицо. Холодная и бодрящая — то, что нужно. Теперь, когда Сэмми остался один, мысли, будто ощутив его слабость, всей гурьбой навалились на несчастного. Привалившись к камню, Сэмми согнул одну ногу в колене, положив на нее руку, и отчаянно посмотрел на небо. Сегодня синее и высокое, как флаг. Солнце висело в зените, но здесь, в тени, до макушки Сэмми не добиралось. И хорошо. Мужчина вздохнул. С большой тяжестью и одиночеством. Такого вздоха ни один приятель или друг Сэмми не слышал никогда. Помимо того, что он был брошен по пути в Вечность, еще и связался с этим… С этим чертовым арабом! Сэмми его терпеть просто не мог. Более вздорного нрава, чем у этого араба, он не видел никогда. Да и вряд ли увидит, ведь он один такой, говнюк! И все-таки…       Снова в голове строгий образ ЛаʼВаша, и сердце подскакивает, как лягушка, и тут же шлепается обратно. Сэмми уцепился за это острое чувство, и снова тоскливо щемит. Что с ним? Неужели на нервах? Но не может же человек перепутать свои чувства! Хотя, возможно, может… думая, что испытывает что-то помимо неприязни к Кариму, Бэгел совсем расклеивался. Начинал бояться самого себя. Еще не хватало. Да и Фрэнк куда-то пропал… Теперь на одного нормального человека меньше. И он идет один на один рядом с Каримом, и тот вечно обвиняет во всем его народ. Ну разве Сэмми виноват во всех войнах, которые происходят волей Богов?! Разве это его была идея? Карим был твердолобым снобом, так что пытаться ему что-то доказывать было пустой тратой времени. Сэмми понимал. И все-таки…       Мужчина расстроенно запрокинул голову, вперив взгляд в лазоревое полотно неба. Как же было трудно. И кто знал, что все так…       Мысль оборвалась, когда прямо над ним возникло лицо ЛаʼВаша. Он по обыкновению хмурился и смотрел из-под полуопущенных век.       Сэмми постарался быть дружелюбнее.       — Шо-то не так? — он спросил как можно мягче.       Карим уставился на него своими черными глазами и скривил рот.       — Я это место раньше выбрать. Давай, съебвай. Или опять займешь чужие земли? — он изогнул бровь, глядя на него с намеком на их соперничество, которое было сейчас просто предлогом.       — Ну уж нет! — разозлился Сэмми, встав с земли, и злобно глянул снизу-вверх на собеседника. — Ты просто ищешь повод! Блин, да шо-таки с тобой не так? Почему ты просто не можешь сесть рядом, и все?! — Бэгел возмущенно всплеснул руками… И тут понял, что сказал. И от собственных слов в желудке махнула крылышками бабочка. Одна-единственная бабочка, которая вызывала приятное возбуждение.       ЛаʼВаш свел брови, но ответил не сразу.       — Ты меня бесишь, вот почему. Я не желаю сидеть рядом с дерьмом, — он педантично отряхнулся, произнеся каждое слово с отчетливым акцентом. — Ты сидишь рядом с дерьмом, а, еврей?       Сэмми не выдержал:       — Нет! Обычно я стою рядом с ним. А сейчас зачем-то и разговариваю, — его лицо начало полыхать от нехватки воздуха и злости. — Знаешь, что? Я не желаю больше с тобой спорить. Вообще разговаривать не хочу. Я думал, мы можем нормально общаться. Я думал… В конце концов, я не виноват в том, что наши народы воюют. Это случилось не по моей воле, и ведь все разные. А ты… Я ведь даже не толкал тебя тогда, даже в мыслях не было! Знаешь еще шо? Я не буду больше распинаться перед тобой. Хочешь — топай, ищи себе, сука, тихое место! А это — мое. Если ты так пожелаешь… Я… — Сэмми начал заикаться. Сердце так сильно колотилось, что он не слышал своих мыслей, и так высоко подскакивало, что не мог выговорить ни слова больше. — Я… Я с тобой не разговариваю! — Сэмми схватил с камня свою шапочку и швырнул ее в грудь Карима. — Понял?! Давай, вали!       Араб застыл, выпучив глаза. Он смотрел на Сэмми, как на прокаженного. Или, скорее, чувствовал, что с ним что-то не так. Бэгел, конечно, часто злился на него. Но никогда до такой степени.       Сэмми раздувался от злобы. Его грудь очень резко вздымалась, уши жгло, и хотелось ударить. Но он не мог. Еврей, будучи утвержденным пацифистом, не мог позволить себе поднять на кого-то руку. Поэтому все, что он смог — это кинуть в Карима эту жалкую шапку, которая и толики его возмущения не передала! Как же было обидно. Обидно, злостно, больно. Теперь обожгло глаза. Видимо, Карим заметил подступающие слезы, потому как выражение его лица сильно изменилось: брови чуть поднялись вверх, а взгляд из недоуменного сделался смущенным. Он видимо хотел что-то сказать, потому как дрогнули его губы, но Сэмми не обратил внимания. Не в силах смотреть на него без слез, он круто развернулся на каблуках и пошел прочь.       — Э, еврей! — позвал его ЛаʼВаш, но Сэмми из принципа не обернулся. — Бэгел! Стой, ты, ублюдок шайтанов!       Сэмми старался его игнорировать. Выбравшись из своего некогда тихого и укромного места, он демонстративно вклинился между Терезой и Брендой, сложив руки на груди, и насупился, как бульдог.       — Оу, хомбре! — Тереза удивленно обернулась. — Что-то случилось?       — Да, Сэмми, — Бренда осторожно заглянула в его лицо. — Что не так? Опять это дерьмо плоское? — она выразительно изогнула брови.       Сэмми выдохнул.       — Простите, если помешал, — он глянул по очереди на обеих. — Мне нужно немного покоя. Я надеюсь, я ничщем вас не стесняю и не помешал вашему разговору.       Бренда улыбнулась.       — Все путем. Думаю, никому из нас этот уебок не нравится. Не переживай, не один ты от него страдаешь.       Из-за отвесного камня вышел Карим. Все трое одарили его такими взглядами, что появилось желание нырнуть обратно. Сэмми поджал губы, хмурясь.       — Че? — Карим развел руки, но никто не изволил с ним говорить. — Пошли вы! — он взбешенно развернулся. А потом что-то вспомнил и повернулся обратно: — Ты тупой ублюдок, Сэмми. Прячешься за бабами. Евреи! — он картинно закатил глаза и рявкнул: — Все, насиделись? Меня уже тошнить тут торчать, пошли!       Бренда встала с камня, отряхнув платье, и хмыкнула в его сторону. Тереза швырнула в него презрительным, каким-то особенным по-мексиканскому взглядом, и засеменила следом за подружкой. Сэмми, не глядя на Карима, двинулся за дамами.

      Ночь приближалась долго. Утомительный полдень прошел лениво и нехотя, за ним так же неторопливо выступил рыжий вечер, а после, уходя с неохоткой, отдал место ночи. Звезды не сразу высыпали на небо. Неизменно белело только всевидящее око луны. Костер, который практически потух, еще тлел единственным живым огоньком среди деревьев. Бренда свернулась клубочком, уложив голову на руки, а на ее пышную пятую точку пристроилась головой Тереза. Сэмми смотрел на них с улыбкой. Девушек начала бить мелкая дрожь, поэтому он, сняв жилет и немного подержав его над костром, укрыл им спутниц, как гретым покрывалом.      Карим сидел напротив, молча. После той ссоры он не произнес ни единого слова ни в чей адрес. Он просто угрюмо тащился позади, как тень, и помогал только разводить костер, словно давал знак, что еще не отстал и не потерялся. Сэмми было горько. Он все еще не мог понять, чем так обижало такое отношение к себе, но злость, кажется, понемногу отступила. Осталась только обида.      Араб подкинул в тлеющие угли палок, старательно раздул огонь, и костер снова вспыхнул. Сэмми невольно улыбнулся.      Уловив этот едва заметный признак примирения, Карим осторожно осведомился:      — Бэгел, не злишься больше?      Сэмми хмуро глянул на него, не сдержав тяжелого вздоха.      — Да нет.      Карим неуютно помялся.      — Не подумай, что извиняюсь, но мне жаль за то… Ну…      Сэмми кивнул.      — Да-да. Вопрос замят, — и понуро уставился на свои колени.      Карим пожевал губами. Оставлять Сэмми в таком состоянии он не хотел:      — Скоро вернемся домой, вроде как. И тогда Боги нас выберут. И наконец мое тело обтекут капли девственной…      — Я понял, — Сэмми смущенно перебил его. — Я… Правда, я не хочу говорить. Давай, ну, посидим молча?      Араб вздохнул. То ли задумчиво, то ли расстроенно. Он глянул на Сэмми снова и опустил глаза. Бэгел уставился на огонь.      — Ты изменился, что ли, — проворчал ЛаʼВаш, — Стал еще более пиздострадальным и унылым говном.      Сэмми нехотя улыбнулся.      — Типа, мы в одной лодке, — мыкнул Карим, — Может… Ну, расскажешь?      Сердце снова сбило ритм. Сглотнув, полный мужчина расстегнул несколько пуговиц рубашки и оттянул воротник. С лица скатилась капля пота.      — Чёй-то ты? — недоверчиво сощурился Карим.      — У костра печет, — нервно усмехнулся Сэмми, отодвигаясь назад.      Карим хмыкнул.      Сэмми стеснительно сцепил пальцы.      — Э-э… Ну… Ты там не замерз? Может, я схожу, возьму еще веток…      Карим распахнул глаза. Это было настолько искренне, что Сэмми еще больше смутился. В какой-то момент в глазах Карима промелькнуло что-то лисье, но они снова приобрели свой бесстрастный оттенок.      — Валяй.      Сэмми практически вскочил с земли, отряхнувшись от приставших травинок, и, пятясь спиной к лесу, напряженно улыбнулся Кариму.      — Я скоро… Подожди немного. Скоро буду.

      В лесу было ужасно холодно и темно, так что двигаться наугад и одновременно растирать замерзшие руки было трудно. Мрак был настолько плотным и густым, что разобрать в нем очертания деревьев практически не удавалось. Поэтому Сэмми периодически выставлял вперед ладони, чтобы не вписаться в какой-нибудь злосчастный ствол дерева, а потом снова пытался согреться. Осторожно, почти приставным шагом, он сдвинулся еще на полтора метра вперед. Прекрасно. Так и не нашел ни одной сухой ветки. Конечно, он использовал как предлог это, чтобы уйти от неудобного разговора, но он ведь пообещал! Карим же сказал, что ему холодно… Нужны были еще прутья для костра… Сэмми отчаянно ухватился за какое-то дерево и сполз вниз, на землю. Он уже не мог отрицать, что чувствует к Кариму что-то на уровне симпатии… Может, слишком сильной симпатии. Может даже, что-то похожее на влюбленность. Сильную влюбленность. Да что там! Он любит его. Но, все же, еще страшнее было себе признать в том, что он заблудился. И сколько Сэмми не стеснялся присутствия ЛаʼВаша, он был бы сейчас так счастлив видеть его.      Что-то рядом хрустнуло. Сэмми вздрогнул, но не смог выдавить из себя ни звука. Он плотно зажмурился, потерев глаза, и открыл их. Практически ничего не изменилось, только по прошествии времени Бэгел начал различать что-то в кромешной темноте. Сердце заколотилось как бешеное. Так, кажется, он видит. Видит… Одни деревья. И небольшое просвет между ними, который в этой непроницаемой черноте кажется прозрачным и серебристым. Хорошо, можно попробовать пробраться туда. Страх, что он совсем не найдет дорогу назад, все же мешал двигаться. Сэмми приподнялся, но направиться к свету не решился. Можно попробовать вернуться. Но он ушел так далеко…      Снова хруст. Мощный и уже ближе к нему. Мужчина постарался уверить себя в том, что слышал животное, но, все же, что-то ему подсказывало, что это человек.      «Все. Хана. Точно хана!»      Что-то коснулось его локтя, и тогда Сэмми с воплем развернулся и замахал руками, надеясь, что сможет попасть по чему-то невидимому и жуткому.      — Эй, эй! — его схватили за ладони. — Совсем ебанулся, еврей?      Сэмми чуть не заплакал от облегчения. Карим! Как он нашел его?!      — Ты чего здесь делаешь? — осторожно спросил Сэмми. Теперь, когда он смог привыкнуть к темноте, разглядеть товарища было несложно. В этом глубоком мраке ониксовые глаза араба смотрели строго и как-то по-особенному.      — Я же сказал, я замерз, — он чуть-чуть наклонился. — А тебя нет уже пятнадцать минут. Костер потух.      Сэмми хотел ему что-то сказать, но вдруг сообразил, что Карим почему-то до сих пор не отпустил его рук. Смущаясь и краснея, Сэмми отвернул от него лицо.      — Я хотел, но… Я не беру в толк, как ты нашел меня. Я… Я тут и сам замерз…      Карим прищурился. Он словно ждал этих слов от Сэмми: решительно шагнув к нему, чтобы стать ближе настолько, насколько возможно, он наклонился к его лицу и крепче сжал ладони:      — Так иди ко мне, придурок, давай согрею.      Сэмми хватил шок. О перевернутом желудке и миллионе бабочек в нем даже не стоит упоминать. Не понимая, что творит ЛаʼВаш, Сэмми робко отстранился, выскользнув из рук араба, и сдавленно пролепетал:      — Ты что?      Карим настойчиво приблизился к нему, но Сэмми снова ненавязчиво отпрянул. Теперь они ходили кругом, один от другого.      Карим, не разгибаясь, тянулся к лицу Сэмми и норовил обнять его за плечи. От таких знаков внимания Сэмми пытался улизнуть как можно деликатнее. Сейчас он откажет Кариму и обидит его!      — Ты же хочешь этого, не так ли? — Карим говорил жарко, с придыханием, чему особая манера речи придавала больше жгучей страстности.      — Стой, давай не будем торопиться… — Сэмми отвел глаза, все еще пятясь.      И это дало Кариму фору. Араб отстранил Сэмми назад, и Бэгел вперился спиной в дерево. Он был зажат с двух сторон.      Воздуха было катастрофически мало. Сэмми осознавал неизбежность поцелуя, но по-прежнему пытался сопротивляться.      Карим мягко сжал пальцы на его круглых плечах, склонившись над лицом Сэмми слишком низко. Бэгел все еще старательно прятал глаза и вертел головой.      — Ты неправильно меня понял! Я не это имел в виду!      — Перестань вертеться, — хрипато произнес Карим. — Мы оба ждали этого, верно?      Сэмми зажмурился. Он уже чувствовал, как обжигающее дыхание касается его губ, и мозг практически отключается от всего происходящего. Карим прижимается к нему своим телом и подтягивает Сэмми за плечи еще ближе к себе. Бэгел пропускает сдавленный стон, и уже спустя секунду он глохнет, поглощенный поцелуем. Карим с жадностью и жаром впивается в него, как оголодавший волк в свежее мясо. Зубами он цепляет нижнюю губу, и кончик языка теперь ласкает этот маленький участок оттянутой кожицы.      Сэмми буквально пьянеет. Больше не сопротивляясь, он тянется к Кариму, обнимая его за спину, и позволяет его языку проникнуть глубже в рот. Безумно хватая его губами, Бэгел скользит вдоль по его языку, грудью вжимаясь в араба. Кислород на пределе. Отстранившись на миг, Сэмми глотает воздуху и снова вбирает в себя эти горячие губы.      Руки ЛаʼВаша скользят вниз, спадая с плеч, и как-то незаметно оказываются на бедрах. Захватывая их в тиски, Карим приближает Сэмми к низу своего живота, так что теперь они «касаются» друг друга сквозь одежду. В голове мутно, в глазах темно, на губах — жарко. И там, внизу, тоже жарко. Сэмми не выдерживает, чтобы не издать сладострастное «ах». Его член каменеет, и Бэгел уже секунд тридцать ощущает, что с него начинает сочиться смазка.      И в этот интимный момент Карим от него отстраняется. Сэмми трясет. Он еще не до конца осознает, что сейчас чувствовал чужой стояк… и целовал Карима. Мужчина даже не открыл глаза, а губы обдало холодом, и он не ощущал больше другого тела. Пугливо приоткрыв глаза, он сразу увидел взгляд араба. От него снова захотелось приникнуть к губам и целовать его, пока они оба не кончат от таких примитивных, но допустимых ласк.      — Понравилось? — Карим ухмыльнулся, изогнув брови, и его глаза озорно блеснули.      Сэмми снова поджал губы.      — Как мы теперь вернемся обратно? — он постарался игнорировать вопрос. — Мы же так далеко зашли… То есть, в лес, мы далеко зашли в лес! — он смутился своих же слов и постарался быстро реабилитироваться. — Как нам теперь быть?.. Мы ведь тут замерзнем… Может, нам… — он опустил глаза, уставившись на свои ноги. Таких пошлых и откровенных намеков он не делал еще никогда! Так стыдно!      Карим негромко засмеялся. Сэмми обожгло стыдом.      — Да что такое?!      — Ты долбоеб, — араб дрожал от смеха. — Не зашли мы далеко. Ты все время бродил по кругу возле привала. Я потушил костер, поэтому ты и не заметил, что никуда толком не ушел.      У Сэмми отвисла челюсть.      — А ты тот еще пошляк-развратник, Бэгел, — Карим несильно пихнул его локтем. — Еще и потрахаться предложил.      — Да ничего я не предлагал! — Сэмми готов был провалиться сквозь землю от стыда. Как можно так опозориться?!      — Да успокойся, — Карим мягче улыбнулся. — Я понимаю. Я и сам хочу этого. Ты сам чувствовал, как у меня стоит!      Сэмми изогнул губы в смущении.      — Но… — голос у Карима упал. — Ты знаешь, Боги не простят. Меня еще ждут мои 77 девственниц, а тебя… какая-нибудь милая еврейка. Понимаешь же сам? Мы не можем…      Сэмми тихо кивнул. Он понимал, что если не опустит голову, Карим увидит, как тот плачет. Но Бэгел не хотел больше скрывать. Крупные градины слез покатились по щекам, и мокрые дорожки быстро остудил ночной воздух. Пальцы Карима коснулись его нижних век, не давая слезам обжечь щеки.      — Завязывай с этим. Ты же знаешь сам.      — Знаю, — кивнул Сэмми. Его руки инстинктивно потянулись к Кариму, и тот не стал возражать против объятий. — Но хоть… хоть целоваться мы можем?      Карим молчал. Сэмми медленно закивал, понимая, что — нет. Что этот раз был единственным… И он едва не отказался от него.

ficbook.net

описание, содержание, интересные факты и многое другое о мультфильме

В супермаркете Shopwell начинается новый день, открываются двери, за которыми уже стоят первые покупатели. Продукты в магазине живут своей жизнью, каждое утро они встречают песней о «лучшем из миров», куда их забирают «боги» (люди), и где их ждет счастливая судьба.

Пачка сосисок и упаковка булочек оказываются на полке рядом друг с другом на распродаже перед праздником 4-го июля. Сосиска Фрэнк ждет не дождется, когда, наконец, булочка Бренда станет его подругой. Он делится своими мечтами с приятелями Карлом и Барри. Барри – самая маленькая сосиска в пачке, над ним насмехаются Трой и его приятели. Все сосиски и булочки думают, что им суждено быть вместе в загробном мире. Сейчас Фрэнк и Бренда могут только коснуться друг друга кончиками пальцев, высунув их из упаковки. Сотрудника магазина Даррена называют Темный Лорд, он безжалостно выбрасывает все просроченные продукты, несмотря на то, что те умоляют о пощаде, настаивая на том, что они все еще хороши.

Позже в тот же день один из покупателей возвращает в магазин банку медовой горчицы, взятой им по ошибке. Горчичкин дрожит от страха и, кажется, он получил серьезную психологическую травму, он даже боится говорить о том, что он только что видел. В это время покупательница по имени Камилла кладет в свою корзину сосиски и булочки, а затем и перепуганного Горчичкина. Вся еда ликует, радуется своей избранности, только Горчичкин встает и говорит остальным продуктам, что все их представления о богах и загробном мире – куча дерьма. Он сообщает, что на самом деле боги обрекают их на неописуемые ужасы. Не желая возвращаться, Горчичкин готовится выпрыгнуть из корзины. Фрэнк вылезает из пачки и бежит ловить его, Брэнда тоже покидает упаковку, чтобы спасти Фрэнка. Прежде чем упасть и разбиться в дребезги, Горчичкин говорит Фрэнку найти Огненную Воду, чтобы узнать всю правду. Тележка еще одной покупательницы сталкивается с тележкой Камиллы. В результате аварии несколько других продуктов тоже падают на пол и повреждаются. С лица банана слезает кожура, молоко разлито, чипсы в пакете крошатся, из пачки лапши лезут наружу кишки.

Фрэнк и Бренда пытаются спастись из этого хаоса, но магазин закрылся, и они лишились своей упаковки. Рядом с ними среди выпавших покупок оказывается также клизма. Клизмач бесится, что его наконечник погнулся, и поэтому он теперь не сможет выполнить свое предназначение, а он так хотел, чтобы женщина его поскорее использовала. Клизмач пытается догнать Фрэнка и Бренду, но Даррен сметает его в мусор.

Клизмач выбирается из мусорного бака, у него в боку трещина, значит, он будет еще и протекать. Он плачет, поскольку никогда больше не сможет совершить то, для чего был сделан. Затем Клизмач обнаруживает порванную коробку виноградного сока, сок умоляет о помощи. Но у Клизмача зреет план мести Фрэнку и Бренде, которые виноваты во всех его несчастьях. Клизмач приникает к дырке в промежности коробки и высасывает из нее весь сок. Трещину в боку он латает стикером с упаковки трупа. Он вновь полон сил, чтобы мстить.

Фрэнк и Бренда хотят вернуться к своим полкам. К ним присоединяется арабский Лаваш и еврейский бейгл по имени Сэм. Эти двое ненавидят друг друга, так как их пищевые группы постоянно враждуют. Вчетвером они выясняют, что длинные проходы супермаркета образуют целый город. Фрэнк обнаруживает пятна ликера в проходе и решает искать Огненную Воду. В отделе спиртного царит атмосфера разнузданного веселья. Фрэнк видит вход в пещеру Огненной Воды, оставляет Бренду с Лавашом и Сэмми, а сам входит внутрь. Огненная Вода и его приятели сидят у костра. Фрэнк спрашивает, правду ли говорил Горчичкин. Огненная Вода объясняет, что как только продукты попадают за дверь, боги убивают их. Поскольку теперь Фрэнк слишком много знает, Огненная Вода заставляет его засунуть голову в мешок, а сам собирается убить его. Фрэнк слышит, как об этом говорит один из присутствующих в пещере.

Бренда обеспокоена долгим отсутствием Фрэнка. Текила говорит, что знает, где его искать. Он ведет Бренду, Лаваша и Сэма в бар мексиканского продуктового отдела. Лесбиянка Тереза Дель Тако влюбляется в Бренду с первого взгляда. Она предупреждает булочку, что их троих заманили в ловушку. Тереза помогает троице спрятаться, когда в бар заявляется Клизмач. Тот в ярости убивает Текилу и, всосав себя порцию крепкого напитка, становится еще более агрессивным. Тереза ведет Бренду, Лаваша и Сэма через секретный проход, которым пользовались мексиканские продукты, чтобы попасть в более престижные ряды магазина.

В пещере Фрэнк раскуривает вместе со своими новыми знакомыми трубку с травой. Продукты с неограниченным сроком годности считают себя бессмертными. Огненная Вода признается Фрэнку, что бессмертные узнали о жуткой сущности богов задолго до остальных обитателей магазина. Они специально выдумали миф о лучшем из миров, чтобы очередная партия продуктов покидала супермаркет с радостью. Бессмертные даже сочинили песню, но потом другие продукты стали перепевать ее каждый по-своему. Фрэнк решает, что он должен предупредить всех обитателей супермаркета о том, что их на самом деле ждет. Огненная Вода советует ему идти вперед по темному проходу до Ледяной горы, там он найдет доказательства тому, что происходит.

Попавшие в дом Камиллы продукты находятся в предвкушении райских наслаждений. Женщина берет картофелину и несет ее к мойке, продукты восторженно приветствуют счастливчика. Внезапно Камилла начинает счищать с картофелины кожицу и бросает ее в кипяток, все приходят в ужас. Начинается кошмар. Помидор рассечен пополам, сыр натирается на терке и вместе с начос помещается в микроволновку, бекон в муках корчится на раскаленной сковородке. Пара меленьких морковок пытается сбежать, но хищная великанша ловит их и пожирает. Карл и Барри хотят сбежать, им удается добраться до окна, там они замирают, не решаясь спрыгнуть с большой высоты. Промедление становится роковым для Карла, он рассечен пополам острым ножом. Барри совершает отчаянный прыжок в кусты, растущие под окном.

Бренда, Тереза, Лаваш и Сэмми идут по темному проходу, находящемуся за полками. Бренда рассуждает о том, что все происходящее с ней – наказание богов за неподобающее поведение. Внезапно на них нападает Клизмач. Он пытается убить Бренду, но та срывает стикер на его боку, путешественники успевают пробраться сквозь узкий проход на другую сторону. Клизмач, застрявший в тесном проходе, осыпает их проклятьями.

Барри попадает на улицу. Там ему открываются все «прелести» трущобной жизни. Тут и кусок дерьма с застрявшими в нем кукурузными зернами-зомби, и использованный презерватив, жалующийся на свою участь. Появляется наркоман. Он покупает у пушера порцию нового зелья – это соль для ванн. В руке наркоша держит пакет с логотипом магазина, откуда родом Барри. Сосисон предполагает, что человек может в конечном итоге привести его домой, цепляется за шнурок наркомана и в конечном итоге попадает к нему домой.

Фрэнк находит своих товарищей. Он говорит им, что можно найти доказательства истинной сущности богов, нужно только пойти с ним. Бренда требует от друга прекратить антибожественную пропаганду. Происходит ссора, Бренда говорит, что отдастся хоть тюбику с зубной пастой, хоть даже баклажану, только не Фрэнку. Фрэнк заявляет, что баклажан не влезет в булочку, они снова расстаются. Бренда, Тереза, Лаваш и Сэмми, наконец, добираются до родных полок. Тереза признается булочке, что она в нее влюблена. Бренда соглашается, что такой способ любви стоило бы испробовать, но она не собирается снова настраивать против себя богов. Булочка прощается с подругой и, утирая слезу, идет к своей полке. Там она втискивается в упаковку, измяв при этом одну из булочек. Лаваш и Сэмми тоже расстаются самым дружественным образом. Они выясняют, что у них есть общий друг – Хумус.

В доме наркомана царит страшный беспорядок. На столе – остатки продуктов. Наркоша вкалывает себе дозу, и его уносит. Барри пытается пробраться в сумку, но его замечает хозяин квартиры. Под воздействием наркотика он начинает видеть продукты живыми, с ручками и ножками, теперь он может понимать их речь. Огрызки продуктов, рулон туалетной бумаги жалуются ему на свою судьбу. Наркоша приходит в ужас. Он согласен выполнить просьбу Барри и доставить его обратно в магазин. И тут же отрубается. Барри знакомится с жевательной резинкой по имени Жвач, сидящей в инвалидном кресле в позе Стивена Хокинга. Это самое умное существо в мире, поскольку оно много лет провело приклеенным к столу гениального ученого. Жвач по карте показывает, где находится ближайший магазин родной для Барри сети. На автомобиле дотуда можно добраться за десять минут.

Фрэнк добирается до своей цели. В темном помещении он обнаруживает иллюстрированную кулинарную книгу. Он начинает перелистывать ее страницы и приходит в ужас от увиденного. Сосисон вырывает страничку с картинкой, на которой голодная богиня пожирает бургер. Это станет доказательством истинной сущности богов.

Наркоша выходит из оцепенения. Он уже утратил способность видеть продукты живыми существами. Значит, их можно есть. Он кидает в рот чипсы. Хватает Барри и несет его к кастрюле с закипающей водой.

Утро, магазин с минуты на минуту будет открыт. Фрэнк на экране демонстрирует обитателям магазинных полок вырванную страничку. Кое-кто приходит в ужас, но в конечном итоге преобладает трусливая позиция: лучше верить в оптимистическую версию устройства вселенной, чем довериться ужасной правде. Тем более, что поделать все равно ничего нельзя. Фрэнк расстроен. Магазин отрывается. Одним из посетителей оказывается Барри. Он говорит Фрэнку, что дело продуктов вовсе не безнадежно. Боги, оказывается, смертны. В доказательство своей правоты он демонстрирует другу голову наркоши. Барри не только удалось избегнуть смерти в кипятке, он смог уничтожить своего врага. Голову ему отсек упавший со стены топор. Потом продукты под руководством Жвача на автомобиле добрались до магазина.

Фрэнк видит, как упаковку с булочками, куда вселилась Бренда, поместила в свою корзину покупательница. Он спешит на помощь подруге. Та пытается выбраться из упаковки, но соседки ее не выпускают. Тем временем Барри организует продукты питания на смертный бой. Восставшие изготавливают луки и стрелы (из зубочисток), пропитывают их раствором соли для ванн и стреляют в людей. Начинается битва. Покупательница булочек уже находится вблизи дверей, но Фрэнку удается их заблокировать. Женщина падает, хватает Фрэнка, но выбравшаяся из упаковки Бренда с воплем «Это мой парень» смачно бьет богиню по физиономии и спасает отважного сосисона.

В сражение вмешивается Клизмач. Он проникает в штаны Черного Лорда. Но продукты под руководством мудрейшего Жвача осуществляют запуск Черного Лорда в небо прямо сквозь стеклянную крышу магазина. Получается замечательный фейерверк аккурат в День Независимости.

Продукты победили. Бессмертные продукты рассказывают своим скоропортящимся товарищам о том, как и для чего была создана легенда о добрых богах. На радостях продукты, понимая, что боги их теперь ни за что наказывать не будут, устраивают веселую сексуальную оргию. Булочки совокупляются с сосисками, Лаваш с Сэмми. Потом приходит черед более сложных и продвинутых комбинаций. Все остаются довольными.

Жвач демонстрирует друзьям созданный им портал, который ведет в мир, на основе мыслей и идей обитателей которого была создана вселенная мыслящих продуктов. Он включает этот агрегат, Фрэнк и его друзья отправляются к новым приключениям в новый лучший из миров.

www.ivi.tv

"Полный расколбас": любовь сосиски и булочки в самом пошлом мультфильме года

Сосиска для хот-дога по имени Фрэнк живёт на полке супермаркета в одной пластиковой упаковке с такими же, как он, колбасными изделиями. Он влюблён в Бренду, булочку для хот-догов, которая стоит рядом. Все продукты думают, что люди, которые их покупают, уносят их в лучший из миров. Но однажды Горчичка (то есть говорящая банка с горчицей), прожжённый вояка, рассказывает им, что на самом деле человечество ими питается.

Необходимость создания этого мультфильма так и хочется поставить под сомнение. В самом деле, зачем снимать мультфильм про говорящую еду, когда вышло столько мультфильмов про тех же говорящих животных, да ещё и ориентировать его на взрослую аудиторию? Зачем в его озвучании приняли участие трёхкратный оскаровский номинант Эдвард Нортон, Сальма Хайек и звезда недавних "Охотников за привидениями" Кристен Уиг? Зачем, наконец, там сделали такую несимпатично глупую историю об ожившей еде с ручками и ножками? 

Ответы на эти вопросы может дать лишь злой разум Сета Рогена, одного из главных американских комедийных актёров. Проекты с участием канадца всегда складывались в какую-то последовательность: "SuperПерцы", "Ананасовый экспресс", "Интервью". Это комедийный продукт для хихикающих миллениалов, разве что поумнее, чем какое-нибудь "Очень страшное кино", и шутки у Рогена чаще про курение травы, чем про фекалии. Иначе говоря, его картинам не откажешь во взвешенном взгляде на скабрезность. У Рогена и его друзей всё ещё остался вкус в то время, когда жанр комедии для якобы взрослых уже заметно захирел.

Так и в "Полном расколбасе". Разумеется, никакого скрытого подтекста мультфильм не несёт: это точно не высказывание на тему общества потребления, например. Больше всего, кажется, авторов волнует тема хот-догов и того, что процесс их создания похож на совокупление сосиски и булки. Героиню Бренду зачем-то нарисовали со значительными вторичными половыми признаками: с грудью и ягодицами. Навязчивый гэг на тему того, что она ни для кого ещё не раздвигала свои булочки, и составляет концепцию данной кинокартины.

К тому же, мультфильм совершенно невыносим в русском дубляже. Шутки, которые с поправкой на благозвучность английского языка работали бы лучше в оригинале, убиты примитивным подходом к переводу текста. С досаждающей периодичностью персонажи произносят идиотские каламбуры на тему слов "колбаса" или "сосиска": "давай поколбасимся", например. Переводчиков, наверное, можно понять: юмор Рогена и его сценаристов чаще всего непереводим. Но выбора у российского зрителя нет: в оригинале анимацию в стране чаще всего не показывают. Визуальный юмор отсутствует вовсе. В общем, приходится признать, что смешно почти не будет. 

Разве что в конце. Когда абсурдный и плохо продуманный сюжет о борьбе против клизмы-маньяка, которая всех всасывает, заканчивается, создатели не придумали ничего лучше, чем сделать сцену-мем. Все герои просто начинают безостановочно и беспорядочно сношаться друг с другом. То есть как сношаться: они производят всем знакомые колебательные движения по направлению того места, где у продукта подразумевается нижняя часть тела.

Ключевая сцена совокупления досталась героям, символизирующим мировое еврейство и мусульман с Ближнего Востока, а именно Лавашу с бородой и Сэму Бейгелю, израильской выпечке. Всю дорогу они не могли примириться ввиду национальных разногласий, но в конце они строят свою пищевую гомосексуальную любовь.

Кроме того, в конце местный мудрец, бутылка текилы, рассказывает героям, что все они — лишь герои дурацкого мультфильма для взрослых, и даже показывает лица актёров озвучания, Сета Рогена и Эдварда Нортона. Иначе говоря, под конец над скабрезными, неполиткорректными, но, чёрт побери, смешными шутками можно если не захохотать, то хотя бы мерзко захихикать.

"Полный расколбас" в российских кинотеатрах начнётся с 8 сентября.

life.ru


Смотрите также